библиотека


Государственное управление в информационном обществе. Информационные права и интернет

Оглавление

Глава 1. СОВРЕМЕННОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ: ХАРАКТЕРИСТИКИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

1.1. Факторы влияния на современное государство

1.2. От государственного управления к государственному менеджменту

1.3. Что такое хорошее государственное управление?

Глава 2. ИНФОРМАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНОЙ РЕФОРМЫ

2.1. Административные реформы в современном мире

2.2. Административная реформа в России в условиях информатизации

2.3. Электронное правительство: возможности и сложности правового регулирования

2.4. Электронное правительство или электронное государственное управление?

Глава 3. ПРОЦЕДУРЫ ОКАЗАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УСЛУГ

3.1. Импорт концепции "сервисного государства"

3.2. Российская правовая доктрина публичных услуг

3.3. Нормативное регулирование предоставления государственных услуг в РФ

3.4. Оказание государственных услуг частными субъектами

3.5. Электронизация государственных услуг

Глава 4. ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

4.1. Право на информацию: эволюция понятия и феномена

4.2. Электронный формат предоставления информации о деятельности органов публичной власти

4.3. Право на информацию в контексте основных прав и свобод человека

4.4. Информационные права и интернет

4.5. Гражданин и "открытое правительство"

Глава 5. ОГРАНИЧЕНИЕ ДОСТУПА К ИНФОРМАЦИИ: НОРМАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

5.1. Доступ к информации в европейской судебной практике

5.2. Правовые пределы ограничения доступа к информации

5.3. Защита персональных данных

5.4. Возможности отказа в предоставлении информации

5.5. Доступ к экологической информации

Глава 6. ОПТИМИЗАЦИЯ ДОСТУПА К ПРАВОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ЦИФРОВУЮ ЭПОХУ

6.1. Электронное опубликование нормативных актов России

6.2. Зарубежный опыт электронного опубликования нормативных актов

Глава 7. ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ - НОВЫЙ ПРИНЦИП ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

7.1. Понятие и значение принципов в праве

7.2. Принцип информационной открытости (транспарентности) государственного управления

7.3. Принцип транспарентности сквозь призму европейского и евразийского опыта

7.4. Транспарентность в российском публичном праве

Глава 8. ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ КАК ОСНОВА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

8.1. Противодействие коррупции: нормативный формат

8.2. Транспарентность государственного управления как превентивная антикоррупционная мера

8.3. Антикоррупционный информационный стандарт

8.4. Антикоррупционная экспертиза и повышение качества правовой информации

8.5. Административное усмотрение и проблема коррупциогенности

8.6. Перспективы применения антикоррупционной экспертизы

Заключение

    4.4. Информационные права и интернет

Заказ дипломных, курсовых и контрольных работ

В эпоху глобализации можно отметить как минимум два направления в эволюции информационных прав. Во-первых, технический прогресс и развитие новых информационно-коммуникационных технологий, в особенности революционное появление Интернета, ставят вопрос не просто о дополнении, но и трансформации информационных прав человека и гражданина. Еще в 2004 году А.С. Пиголкин писал о назревшей потребности дополнить Всеобщую декларацию прав человека, Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод "теми новеллами, которые отражают новые аспекты свободы личности в глобальном мире. Это касается, в частности, свободы доступа гражданина к информационным технологиям и глобальному информационному пространству, права на защиту личной и иной конфиденциальной информации" <1>. Во-вторых, трансграничность технологий в определенной мере размывает зоны ответственности конкретных государств. Одним из выходов из сложившейся ситуации становится универсализация информационных прав, когда не просто их субъектом является человек, а не гражданин какого-то государства, но и гарантии и защита этих прав происходят равным образом на территории любого государства.

--------------------------------

<1> Глобализация и развитие законодательства: Очерки / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров, А.С. Пиголкин. М., 2004. С. 44.

Обратимся к наиболее характерному примеру в рассматриваемом вопросе - праву на защиту персональных данных. Всегда, а в эпоху стремительного развития новых информационных технологий особенно, персональные данные нуждаются в защите. Можно сказать, что эволюция информационно-коммуникационных технологий требует адекватного по скорости и технической разработанности развития мер защиты персональных данных. В юридическом плане такие меры защиты нуждаются в их правовом закреплении. Высшей гарантией является конституционное урегулирование права на защиту персональных данных. Российская Конституция, одна из самых либеральных в экономическом плане, практически не учитывает развитие новых технологий. Разумеется, такой недостаток могла бы восполнить судебная практика, но она крайне немногочисленна.

Одной из первых проблем, дошедших до рассмотрения Конституционным Судом РФ, стала защита чести и достоинства при распространении сведений посредством Интернета. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 9 июля 2013 года N 18-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1, 5 и 6 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Е.В. Крылова" сделаны определенные полезные толкования. В частности, реализация права на информацию (включая сведения, размещаемые в Интернете) предполагает следование установлениям Конституции РФ, в том числе гарантирующим каждому в целях охраны достоинства личности право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23) и запрещающим сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24). Соответственно, ст. ст. 152 и 1100 ГК РФ закрепляют возможность правовой защиты от распространения сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, и в случае, если они были распространены посредством Интернета.

Любопытно, что решение Конституционным Судом РФ было вынесено через несколько дней после принятия новой редакции ст. 152 ГК РФ, предусматривающей способы опровержения порочащей информации, распространенной через Интернет (принятая новая редакция вступала в силу с 1 октября 2013 года). Теперь п. 5 ст. 152 ГК РФ "Защита чести, достоинства и деловой репутации" звучит следующим образом: "Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети Интернет, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети Интернет.

Кроме того, Конституционный Суд РФ отметил неоднородность правоотношений, возникающих в связи с использованием сети Интернет (не указывая на их публично-правовой или частноправовой характер). Имеется в виду Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2014 года N 1759-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Харитонова Владимира Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части 2 статьи 15.1 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и пунктом 2 статьи 3 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации". Суд указал, что оспариваемые законоположения, как направленные на прекращение распространения информации, причиняющей или способной причинить вред охраняемым Конституцией РФ ценностям (в частности, таким, как жизнь, здоровье, детство), и учитывающие особенности структуры правовых отношений и технологических связей, складывающихся в связи с распространением информации посредством сети Интернет, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

В целом российские суды весьма вяло и неактивно заняты вопросами новых технологий и их влияния на права граждан. Однако в мире есть другие примеры. Например, французская доктрина и судебная практика довольно продуктивно учитывают динамику новых технологий. Здесь, с одной стороны, права, связанные с защитой персональных данных, имеют конституционное происхождение, а с другой стороны, их интерпретация и применение, в особенности судебные, находятся под сильнейшим влиянием европейского права.

Вообще, конституционные права и свободы составляют сердцевину современного европейского общества. Даже страны со "старыми" конституциями, к каковым мы относим и Францию, все более адаптируют те права, которые известны со времен буржуазных революций, к проблематике фундаментальных прав и свобод человека, возникшей после окончания Второй мировой войны.

Впрочем, это вовсе не означает, что конституционные тексты формулируют особое право на защиту персональных данных. К такому результату не привели даже многочисленные в последние годы изменения Конституции Франции 1958 года. Так, в апреле 2008 года предлагался проект изменений преамбулы французской Конституции (а именно в ней содержатся нормы о правах человека) с тем, чтобы пополнить перечень фундаментальных прав правом на уважение частной жизни и защиту персональных данных (общепризнанными, впрочем, в доктрине и судебной практике, то есть речь шла лишь об их конституционной формализации). Но в конечном итоге этот проект не был поддержан комиссией, занимавшейся подготовкой конституционных изменений.

Во французской юридической литературе подчеркивается конституционное происхождение защиты персональных данных (именно так это истолковывается судами) через особо тесную связь с уважением частной жизни. Частная жизнь является традиционным объектом юридической защиты во Франции. Право на уважение частной жизни вытекает из ст. 2 Декларации прав человека и гражданина 1789 года (вошедшей в текст современной французской Конституции). Если говорить о законах, то наиболее отчетливо право на защиту частной жизни регулируется в Гражданском кодексе Франции, ст. 9 которого в редакции 1970 года дает каждому право на уважение его частной жизни.

Заказ дипломных, курсовых и контрольных работ

Общеевропейские тексты более четко и непосредственно формулируют право на уважение частной жизни (например, ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года). Кроме того, развитие новых технологий подчеркнуло необходимость специальной защиты персональных данных. Вот почему (вдохновившись Рекомендацией об основных направлениях защиты частной жизни и трансграничной передаче данных персонального характера Совета ОЭСР, 1980) Совет Европы принимает Конвенцию о защите физических лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера от 28 января 1981 года. Вслед за этим европейское право пополняется Директивами Европейского союза от 24 октября 1995 года 95/46/EC о защите персональных данных физических лиц и их свободной циркуляции от 12 июля 2002 года 2002/58/EC о частной жизни и электронных коммуникациях и от 15 марта 2006 года 2006/24/EC о сохранении данных, собранных или обработанных в рамках предоставления общедоступных электронно-коммуникационных услуг или через коммуникационные сети общего пользования.

Разумеется, европейские директивы должны были быть имплементированы в национальное законодательство. Как отмечалось, право на защиту персональных данных выводится французской доктриной и судебной практикой из права на уважение частной жизни. В судебном толковании проблем, связанных с персональными данными, значительную роль сыграл Конституционный совет, являющийся основным проводником европейской политики во Франции. Согласно Конституции, законы до их принятия направляются в Конституционный совет для оценки их соответствия Конституции. Именно в такого рода решениях было широко интерпретировано право на уважение частной жизни ( N 99-416 DC du 23 juillet 1999, Loi portant  d'une couverture maladie universelle, N 99-419 DC du 9 novembre 1999, Loi relative au pacte civil de ), а также оценено законодательство о персональных данных ( N 2004-499 DC du 29 juillet 2004, Loi relative  la protection des personnes physiques  des traitements de  personnel et modifiant la loi N 78-17 du 6 janvier 1978 relative  l'informatique, aux fichiers et aux , N 2009-580 DC du 10 juin 2009, Loi N 2009-669 du 12 juin 2009 favorisant la diffusion et la protection de la  sur internet, N 2009-590 DC du 22 octobre 2009, Loi N 2009-1311 du 28 octobre 2009 relative  la protection  de la  et artistique sur internet). В упомянутом решении от 10 июня 2009 года (под влиянием доклада Европейского парламента от 25 февраля 2009 года об усилении безопасности и фундаментальных свобод в Интернете) Конституционный совет решает, что свобода выражений и коммуникаций включает и свободу доступа в Интернет. Исследователи оценивают этот шаг как осознание необходимости новой фазы регламентации в области защиты данных, так как в условиях Интернета помимо лица, персональные данные которого обрабатываются, и ответственного лица, занятого такой обработкой, появляется третий персонаж - терминал и сеть <1>.

--------------------------------

<1> См.: Poullet Yves, Pour une de de protection des // du droit la protection de la vie . Perspectives du droit et , Bruxelles: Bruylant, 2008. P. 66 (Coll. Cahiers du Centre de Recherches Informatique et Droit).

В итоге под влиянием европейских директив французское законодательство было изменено, оно пополнилось уже нормативным определением персональных данных. Таким образом, именно европейское право подстегнуло развитие национального законодательства в данной области. При всем этом ни право на уважение частной жизни, ни право на защиту персональных данных не вошли в текст французской Конституции.

В целом европейские подходы к обработке персональных данных в объединенной Европе неизменно выходят на проблему передачи данных государствам - членам Европейского союза, а также третьим странам. В принципе, согласно европейским актам передача данных возможна только стране, которая имеет адекватный уровень защиты данных (Швейцария, Исландия, Аргентина, Канада). Россия в этот перечень не входит. Однако из данного правила существуют исключения, к примеру, когда персональные данные авиапассажиров передаются в антитеррористических целях. Между тем свободная циркуляция персональных данных внутри Евросоюза настораживает французских исследователей, которые предлагают Франции сохранить предварительный контроль в этой сфере и меры по обеспечению более высокого уровня защиты персональных данных <1>.

--------------------------------

<1> См.: Ponthoreau M.-C. La directive 95/46 EC du 24 octobre 1995 relative la protection des personnes physiques du traitement des personnel et la libre circulation de ces // RFDA. 1997. P. 125.

Европейское право фиксирует строгие лимиты для сбора и использования персональных данных, а также требует от каждого государства ЕС создания национального независимого органа по защите таких данных. Независимость данного органа является принципиальной позицией, отстаиваемой и судами.

Это наглядно иллюстрирует решение Европейского суда справедливости (CJUE 9 mars 2010, Commission c/Allemagne, aff. C-518/07) <1>. Еврокомиссия выступила против Германии по мотиву некорректной имплементации Директивы 95/46/EC, нормы которой предписывают "полную независимость" органа по защите персональных данных и, соответственно, не допускают контроля со стороны государства. В Германии же правила организации этих органов и их интеграции в систему государственного контроля определялись федеральными землями и частично различались в разных землях. Суд подчеркнул, что любая форма государственного контроля несовместима с идеей независимости органа. Суд использовал теорию независимых административных властей, которые должны подчиняться не администрации, а лишь подпадать под судебный контроль. Остается добавить, что Россия не входит в перечень стран с адекватным уровнем защиты персональных данных во многом по причине отсутствия независимого органа по защите данных.

--------------------------------

<1> Aubert M., Broussy E., Donnat F. Chronique de jurisprudence communautaire // AJDA. 2010. P. 937.

Если говорить о перспективах европейского регулирования, то вскоре вместо европейской Директивы 95/46/EC будет принят регламент (имеется его проект). Планируется также разработка других актов. Согласно Коммюнике Еврокомиссии IP/12/46 от 25 января 2012 года <1>, реформа включает Коммуникацию, определяющую цели комиссии, а также два нормативных акта: регламент, определяющий общее регулирование в Европейском союзе защиты данных, и директиву по защите персональных данных, обрабатываемых в целях предупреждения и обнаружения уголовных преступлений, расследования и преследования, судебной деятельности.

--------------------------------

<1> Projet de de la en de protection des // La Semaine Juridique Entreprise et Affaires. 9 2012. N 6. Act. 96.

Среди основных направлений реформы - минимизация сбора данных, уничтожение ряда формальностей за счет обязательства обоснования необходимости каждого запроса данных, обязательство защитного параметража по умолчанию, выражение согласия на применение cookies, распределение ответственности за нарушения между лицом, осуществляющим обработку, и "субподрядчиком" обработки, система европейского "одного окна". Предприятия и организации должны будут в кратчайшие сроки (при возможности - в течение 24 часов) заявлять национальному органу контроля о значительных нарушениях, связанных с передачей персональных данных.

Таким образом, универсализация информационных прав проявляется в распространении Интернета как одного из основных информационных источников, с его трансграничностью и глобальностью. Есть и другое направление универсализации - предложение о наличии и защите прав всего человечества в целом. Такие права - своеобразное юридическое видение интересов и потребностей всех людей планеты как единого целого, совокупный объект заботы всех государств, защиты и охраны их органами и принудительными механизмами (права на бессрочное существование человечества, на мир и безопасность на планете, на пользование общим достоянием человечества (космос и его объекты, океаны, открытое море, морское дно, Антарктида), на благоприятную природную среду) <1>. Происходит интернационализация прав человека, которые не являются только внутренним делом суверенных государств, а становятся в современных условиях предметом заботы всего международного сообщества <2>. Возможно, глобальная сеть послужит защите человечества? Или станет его угрозой?

--------------------------------

<1> См.: Глобализация и развитие законодательства: Очерки / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров, А.С. Пиголкин. М., 2004. С. 44 - 45.

<2> См.: Эбзеев Б.С. Личность и государство в России: взаимная ответственность и конституционные обязанности. М.: Норма, 2011. С. 127.

Заказ дипломных, курсовых и контрольных работ

Читать дальше