библиотека


Государственное управление в информационном обществе. Доступ к информации в европейской судебной практике

Оглавление

Глава 1. СОВРЕМЕННОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ: ХАРАКТЕРИСТИКИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

1.1. Факторы влияния на современное государство

1.2. От государственного управления к государственному менеджменту

1.3. Что такое хорошее государственное управление?

Глава 2. ИНФОРМАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНОЙ РЕФОРМЫ

2.1. Административные реформы в современном мире

2.2. Административная реформа в России в условиях информатизации

2.3. Электронное правительство: возможности и сложности правового регулирования

2.4. Электронное правительство или электронное государственное управление?

Глава 3. ПРОЦЕДУРЫ ОКАЗАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УСЛУГ

3.1. Импорт концепции "сервисного государства"

3.2. Российская правовая доктрина публичных услуг

3.3. Нормативное регулирование предоставления государственных услуг в РФ

3.4. Оказание государственных услуг частными субъектами

3.5. Электронизация государственных услуг

Глава 4. ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

4.1. Право на информацию: эволюция понятия и феномена

4.2. Электронный формат предоставления информации о деятельности органов публичной власти

4.3. Право на информацию в контексте основных прав и свобод человека

4.4. Информационные права и интернет

4.5. Гражданин и "открытое правительство"

Глава 5. ОГРАНИЧЕНИЕ ДОСТУПА К ИНФОРМАЦИИ: НОРМАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

5.1. Доступ к информации в европейской судебной практике

5.2. Правовые пределы ограничения доступа к информации

5.3. Защита персональных данных

5.4. Возможности отказа в предоставлении информации

5.5. Доступ к экологической информации

Глава 6. ОПТИМИЗАЦИЯ ДОСТУПА К ПРАВОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ЦИФРОВУЮ ЭПОХУ

6.1. Электронное опубликование нормативных актов России

6.2. Зарубежный опыт электронного опубликования нормативных актов

Глава 7. ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ - НОВЫЙ ПРИНЦИП ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

7.1. Понятие и значение принципов в праве

7.2. Принцип информационной открытости (транспарентности) государственного управления

7.3. Принцип транспарентности сквозь призму европейского и евразийского опыта

7.4. Транспарентность в российском публичном праве

Глава 8. ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ КАК ОСНОВА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

8.1. Противодействие коррупции: нормативный формат

8.2. Транспарентность государственного управления как превентивная антикоррупционная мера

8.3. Антикоррупционный информационный стандарт

8.4. Антикоррупционная экспертиза и повышение качества правовой информации

8.5. Административное усмотрение и проблема коррупциогенности

8.6. Перспективы применения антикоррупционной экспертизы

Заключение

    5.1. Доступ к информации в европейской судебной практике

Заказ дипломных, курсовых и контрольных работ

В принципе право на информацию содержит презумпцию ее доступности, за исключением отдельных категорий. Федеральный закон от 27 июля 2006 года "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" запрещает ограничивать доступ к:

1) нормативным правовым актам, затрагивающим права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также устанавливающим правовое положение организаций и полномочия государственных органов, органов местного самоуправления;

2) информации о состоянии окружающей среды;

3) информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств (за исключением сведений, составляющих государственную или служебную тайну);

4) информации, накапливаемой в открытых фондах библиотек, музеев и архивов, а также в государственных, муниципальных и иных информационных системах, созданных или предназначенных для обеспечения граждан (физических лиц) и организаций такой информацией;

5) иной информации, недопустимость ограничения доступа к которой установлена федеральными законами.

Однако любая программа доступа к информации стремится привести в равновесие два находящихся в противоречии общественных интереса: общественную заинтересованность в раскрытии информации и общественную заинтересованность в защите информации <1>. Абсолютной открытости, как и абсолютной свободы, быть не может. Этот тезис подтверждается и судебной практикой.

--------------------------------

<1> См.: Институты транспарентности государственного управления: канадский опыт для России / Под ред. О.В. Афанасьевой и С.В. Кабышева. М.: Формула права, 2006. С. 49.

Европейский суд по правам человека, трактуя ст. 10 Конвенции, подчеркивает, что понятие права на свободу получения информации включает право доступа к информации. Суд считает, что, если неправительственная организация занимается вопросами всеобщего интереса, она осуществляет роль общественного контролера той же значимости, что и пресса (Постановление ЕСПЧ от 25 июня 2013 года по делу "Молодежная инициатива по правам человека (Youth Initiative for Human Rights) против Сербии" (жалоба N 48135/06) - по делу обжаловался отказ в предоставлении неправительственной организации доступа к разведывательной информации вопреки имеющему обязательную силу решению, требующему раскрытия информации).

В то же время государство не обязано публиковать всю имеющуюся у него информацию (дело "Сирбу (Sirbu) и другие против Молдовы"). Заявители, работающие в МВД Молдовы, не получали в течение года надбавку к заработной плате, установленную секретным декретом Правительства Молдовы. Декрет не был опубликован официально, и заявители о нем не знали. Суд присудил им компенсацию, однако выплаты не последовало со ссылкой на отсутствие средств у МВД. Заявители обратились в ЕСПЧ, который признал жалобу неприемлемой в части, касающейся свободы информации, но компенсацию присудил. Дело в том, что заявители считали право на информацию нарушенным из-за отсутствия публикации декрета. Суд пояснил, что свобода информации представляет собой негативное обязательство по невмешательству в процесс ее получения частными лицами и не означает возложения на государство в случаях, аналогичных рассматриваемому, позитивного обязательства публиковать какие-либо секретные документы или сведения, касающиеся обороны, секретных служб и полиции <1>.

--------------------------------

<1> См.: Вестник публичного права. 2006. N 13. С. 22.

Европейские страны также пользуются в своем законодательстве категорией защиты публичных интересов. И бывают случаи, когда защита публичных интересов "бьет" свободу информации. Иными словами, действие принципа правовой определенности может быть ограничено для защиты иных конституционных ценностей. Например, согласно Закону о секретной информации Чехии к таковой относится любая информация, незаконное распространение которой может нанести ущерб интересам Чехии. Законом устанавливаются сферы, к которым может относиться секретная информация, а также указывается, что конкретное содержание понятия "секретная информация" определяется декретом Правительства Чехии, утверждающим список сведений, которые могут быть засекречены. Декретом N 246/1998 к секретной информации были отнесены "важные сведения в области международных отношений, касающиеся политики, безопасности и экономики". Уполномоченный по правам человека в Чехии обратился в Конституционный суд Чехии с требованием об отмене данного пункта Декрета, поскольку недостаточно конкретная формулировка позволяет засекретить любые сведения, чем нарушаются принципы правовой определенности и предсказуемости актов органов государственной власти, а также право на информацию. Суд отметил тесную связь между законами и актами правительства, издающимися в их исполнение. Закон был принят с тем, чтобы защитить любые угрожающие интересам государства сведения, включая и те, что еще не внесены в существующие списки. Следовательно, правительство должно было соблюсти баланс между требованием ясности нормы и необходимостью создать достаточно общий список. По мнению суда, ограничение принципа правовой определенности и предсказуемости актов органов государственной власти было разумным. Что касается возможных злоупотреблений и нарушения права на информацию, для защиты существует механизм, установленный Законом о свободном доступе к информации <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 29.

В 2006 году в Обзоре ПАСЕ было отмечено, что во многих европейских странах законодательство о государственной тайне содержит слишком неопределенные формулировки и вследствие этого допускает такие толкования, что может быть распространено на правомерную деятельность журналистов, ученых, юристов и других лиц, осуществляющих правозащитную деятельность <1>. В целом же в 2000-е годы начат процесс принятия новых законов о государственной тайне в странах Центральной и Восточной Европы в связи с их вступлением в НАТО и Евросоюз (в Чехии, Молдавии, Болгарии, Албании, Хорватии). И эти изменения направлены на расширение оснований для засекречивания информации <2>.

--------------------------------

<1> См.: Бэнисар Д. Говоря о терроре // Права человека: законодательство и судебная практика: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Е.В. Алферова, И.А. Конюхова. М., 2009. С. 124.

<2> Там же. С. 125.

Заказ дипломных, курсовых и контрольных работ

Читать дальше