библиотека


Государственное управление в информационном обществе. Правовые пределы ограничения доступа к информации

Оглавление

Глава 1. СОВРЕМЕННОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ: ХАРАКТЕРИСТИКИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

1.1. Факторы влияния на современное государство

1.2. От государственного управления к государственному менеджменту

1.3. Что такое хорошее государственное управление?

Глава 2. ИНФОРМАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНОЙ РЕФОРМЫ

2.1. Административные реформы в современном мире

2.2. Административная реформа в России в условиях информатизации

2.3. Электронное правительство: возможности и сложности правового регулирования

2.4. Электронное правительство или электронное государственное управление?

Глава 3. ПРОЦЕДУРЫ ОКАЗАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УСЛУГ

3.1. Импорт концепции "сервисного государства"

3.2. Российская правовая доктрина публичных услуг

3.3. Нормативное регулирование предоставления государственных услуг в РФ

3.4. Оказание государственных услуг частными субъектами

3.5. Электронизация государственных услуг

Глава 4. ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

4.1. Право на информацию: эволюция понятия и феномена

4.2. Электронный формат предоставления информации о деятельности органов публичной власти

4.3. Право на информацию в контексте основных прав и свобод человека

4.4. Информационные права и интернет

4.5. Гражданин и "открытое правительство"

Глава 5. ОГРАНИЧЕНИЕ ДОСТУПА К ИНФОРМАЦИИ: НОРМАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

5.1. Доступ к информации в европейской судебной практике

5.2. Правовые пределы ограничения доступа к информации

5.3. Защита персональных данных

5.4. Возможности отказа в предоставлении информации

5.5. Доступ к экологической информации

Глава 6. ОПТИМИЗАЦИЯ ДОСТУПА К ПРАВОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ЦИФРОВУЮ ЭПОХУ

6.1. Электронное опубликование нормативных актов России

6.2. Зарубежный опыт электронного опубликования нормативных актов

Глава 7. ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ - НОВЫЙ ПРИНЦИП ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

7.1. Понятие и значение принципов в праве

7.2. Принцип информационной открытости (транспарентности) государственного управления

7.3. Принцип транспарентности сквозь призму европейского и евразийского опыта

7.4. Транспарентность в российском публичном праве

Глава 8. ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ КАК ОСНОВА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

8.1. Противодействие коррупции: нормативный формат

8.2. Транспарентность государственного управления как превентивная антикоррупционная мера

8.3. Антикоррупционный информационный стандарт

8.4. Антикоррупционная экспертиза и повышение качества правовой информации

8.5. Административное усмотрение и проблема коррупциогенности

8.6. Перспективы применения антикоррупционной экспертизы

Заключение

    5.2. Правовые пределы ограничения доступа к информации

Заказ дипломных, курсовых и контрольных работ

В России органы власти широко используют свое право на засекречивание информации. Содержание ч. 4 ст. 29 ("Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом") предполагает два "ограничителя" в обороте информации: использование незаконных способов ее производства и оборота (1) и особый режим информации, отнесенной к государственной тайне (2). Часть 1 ст. 24 Конституции РФ ("Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются") добавляет третье ограничение - особый режим персональных данных (3).

Федеральный закон от 27 июля 2006 года "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" содержит правила ограничения доступа к информации (ст. 9). Самое главное - ограничение возможно только на уровне федерального закона: "Ограничение доступа к информации устанавливается федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства".

Разновидностями информации, доступ к которой ограничивается, являются персональные данные и тайны (государственная, коммерческая, служебная, профессиональная и иные тайны). Иных тайн тоже немало: адвокатская, врачебная, банковская, налоговая и т.д. (перечень открыт). В теоретическом плане предлагается оформить систему ограничения доступа к информации как системы тайн с исчерпывающим количеством категорий (закрытая система) или системы с открытым количеством категорий информации, то есть в ней наряду с тайнами "первичными" и тайнами "производными" присутствует категория "иная информация ограниченного доступа" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Волчинская Е.К. О проблемах формирования правовой системы ограничения доступа к информации // Информационное право. 2013. N 4. С. 3 - 7.

Примером защиты персональных данных при предоставлении информации служит норма ст. 6 Федерального закона от 8 августа 2001 года "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", согласно которой "сведения о номере, о дате выдачи и об органе, выдавшем документ, удостоверяющий личность физического лица, сведения о банковских счетах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей могут быть предоставлены исключительно органам государственной власти, органам государственных внебюджетных фондов в случаях и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации. Данное ограничение не применяется при предоставлении содержащих указанные сведения копий учредительных документов юридических лиц, а также сведений о месте жительства индивидуальных предпринимателей".

Постановление КС РФ от 27 марта 1996 года N 8-П "По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона РФ от 21 июля 1993 года "О государственной тайне" в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина" демонстрирует причины "засекречивания" информации государством: "Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, в то же время предусматривает, что федеральным законом определяется перечень сведений, составляющих государственную тайну (статья 29 часть 4). Такое решение вызвано необходимостью защиты суверенитета России, обеспечения ее обороны и безопасности и соотносится с предписаниями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающей в указанных целях ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина, а следовательно, и права на информацию. Исходя из этого законодатель вправе устанавливать перечень сведений, которые могут быть отнесены к государственной тайне, регулировать отношения, связанные с их рассекречиванием и защитой, определять порядок допуска и доступа граждан к таким сведениям". То есть отнесение информации к государственной тайне производится на основании федерального закона. Правда, ст. 9 Закона РФ от 21 июля 1993 года "О государственной тайне" дает возможность определить перечень информации Президенту РФ - Указ Президента РФ от 30 ноября 1995 года N 1203 "Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне" (ред. от 3 октября 2014 года).

Европейский суд по правам человека высказался по поводу неопределенности российского Закона "О государственной тайне". Согласно позиции ЕСПЧ, "Закон "О государственной тайне" в редакции, действовавшей в рассматриваемый период, лишь перечислял сведения, которые могут быть отнесены к государственной тайне, а не содержащие государственную тайну, и, следовательно, нельзя сказать, что он ясно предусматривал перечень таких сведений" <1>. Суд напомнил, что с учетом его практики соответствующий национальный закон должен быть сформулирован достаточно четко, с тем чтобы позволить заинтересованным лицам - при необходимости с помощью юридической консультации - предвидеть с разумной для данных обстоятельств степенью определенности те последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие. Закон, определяющий соответствующие полномочия, сам по себе не является несовместимым с указанным требованием при условии, что пределы усмотрения и способы его осуществления, с учетом правомерности преследуемой цели, указаны с достаточной степенью ясности и что лицу предоставлена адекватная защита от произвольного вмешательства.

--------------------------------

<1> Постановление ЕСПЧ от 22 октября 2009 года по делу "Пасько (Pasko) против Российской Федерации" (жалоба N 69519/01).

И действительно, обращения в КС РФ демонстрируют нам примеры того, как засекречивание информации рикошетом отражается на правах граждан. К примеру, Определение КС РФ от 26 мая 2011 года N 662-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ильина Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 13 приложения 3 к Федеральному закону "О федеральном бюджете на 2000 год", пункта 8 приложения 4 к Федеральному закону "О федеральном бюджете на 2001 год", пункта 5 приложения 9 к Федеральному закону "О федеральном бюджете на 2002 год", части первой статьи 97 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2003 год" и подпункта 34 пункта 1 приложения 20 к нему, части первой статьи 102 ФЗ "О федеральном бюджете на 2004 год" и подпункта 37 пункта 1 приложения 20 к нему" демонстрирует, что оспариваемые в жалобе приложения были признаны законодателем секретными. Они содержат основные показатели государственного оборонного заказа, утверждаемого в дальнейшем по объему финансирования этого заказа Правительством РФ в установленном законодательством Российской Федерации порядке и в пределах предусмотренных законом расходов. Однако КС РФ решил, что "режимом секретности приложений не нарушалось право заинтересованных военнослужащих на получение информации о законодательно установленном размере денежной компенсации взамен положенного продовольственного пайка, поскольку такая информация доводилась до их сведения ведомственными актами Министерства обороны Российской Федерации, а выплата компенсации производилась на основании ежемесячных приказов командиров войсковых подразделений (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2004 года N 349-О)".

Еще более удивительный факт мы узнаем из Определения КС РФ от 16 июля 2009 года N 1038-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дмитриева Дмитрия Николаевича на нарушение его конституционных прав частью 15 статьи 24 Градостроительного кодекса РФ и статьей 10 Закона РФ "О государственной тайне". На основании Приказа Министерства транспорта Российской Федерации от 10 ноября 2007 года N 5 некоторая информация, содержащаяся в генеральном плане города Иркутска, относится к картографической информации с грифом "Секретно", что судом общей юрисдикции квалифицировано как государственная тайна. Не вторгаясь в суть спора, КС РФ указал, что "отнесение нормативных актов муниципального образования, в котором проживает заявитель, к категории секретных связывалось с ограничением широкого доступа к картографической, а не экологической информации". Заметим, что в данном деле заявитель был вынужден основываться на ст. 24 (ч. 2) Конституции РФ: "Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом". Это повлекло формальный отказ по мотиву, что генеральный план не затрагивает непосредственно его права и свободы, тогда как план содержит социально значимую информацию. Но, опять же формально, в Конституции РФ не говорится о свободном доступе к социально значимой информации, если только она не связана с охраной окружающей среды. Выходит, что формальное право законодателя на засекречивание информации КС РФ воспринимает априори, не имея права рассматривать процедуру его реализации.

И все же Конституционный Суд РФ пытается найти баланс между засекречиванием информации и правом на информацию конкретного гражданина. Так, Постановление Конституционного Суда РФ от 6 ноября 2014 года N 27-П "По делу о проверке конституционности статьи 21 и статьи 21.1 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" в связи с жалобой гражданина О.А. Лаптева" рассматривает ч. 2 ст. 24 Конституции РФ как одну из гарантий фундаментального права на защиту достоинства личности - любая информация должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы затрагивают его права и свободы, а федеральный законодатель не предусматривает в качестве исключения из общего дозволения специальный правовой статус такой информации, не подлежащей распространению в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость ограничений прав и свобод в сфере получения информации и их соразмерность целям защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). При этом Конституция РФ не предполагает, что право каждого получать информацию, непосредственно затрагивающую его права и свободы, как и обязанность органов государственной власти и их должностных лиц предоставлять гражданину соответствующие сведения, могут быть полностью исключены. Напротив, при всех условиях должны соблюдаться установленные пределы ограничения данного права, обусловленные содержанием информации. В результате делается вывод, что право гражданина (в данном случае - родственника умершего гражданина) на ознакомление с материалами уголовного дела должно быть обеспечено, даже если они содержат государственную тайну (в данном случае - сведения о силах, средствах, методах и лицах, оказывающих содействие оперативно-розыскной деятельности на конфиденциальной основе). По логике суда, органы, рассматривающие вопрос о возбуждении уголовного дела, обязаны изыскивать - до ознакомления заинтересованных лиц с этими материалами - адекватные правовые средства, которые позволили бы обеспечить их процессуальные права и право на информацию и вместе с тем не создавали бы дополнительные риски в отношении сохранности государственной тайны, имея при этом в виду недопустимость раскрытия сведений об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Заказ дипломных, курсовых и контрольных работ

Читать дальше